«Голос» Луи де Фюнеса и Пьера Ришара: старейший вахтанговец отмечает юбилей

60 лет прослужить в одном театре. Сыграть 60 разноплановых ролей у маститых и молодых режиссеров. Стать виртуозным мастером дубляжа и за кадром озвучивать мировых звезд — Луи де Фюнеса, Пьера Ришара, Джима Керри. Наконец, учить секретам профессии студентов в «Щуке». Все это — старейший артист Вахтанговского театра Олег Николаевич Форостенко. Сегодня он отмечает юбилей — 80 лет.

«Голос» Луи де Фюнеса и Пьера Ришара: старейший вахтанговец отмечает юбилей «Царь Эдип», Весник.

Его путь в театр был прямой. Школьником пришел в театральную студию при театре Станиславского на ул. Горького (теперь Электротеатр на Тверской), которым в то время руководил гениальный мхатовец, знаменитый Михаил Яншин. И занятия с подростками вели (сейчас в такое трудно поверить) профессиональные, известные артисты. И не патриотично ли с их стороны это было?

Вполне патриотично заботиться о будущем советского/русского театра не в риторике и чужими руками. Может, поэтому из студии вышли Елизавета Никищихина, впоследствии ставшая звездой этого театра, Евгений Леонов и Инна Чурикова — будущие звездные ленкомовцы, Людмила Рышкован, создавшая студию «Человек». Туда же привел за руку своего сына Никиту Сергей Михалков.

— И вас, школьников, выпускали играть на профессиональную сцену?

— А как же? Мы бегали в массовке «Такая любовь», где играли Урбанский и Майка Менглет. Компания была приличная. А там дальше пошло — Щукинское училище, театр… Я поступал в Щепкинское и в Щукинское, но взяли меня в «Щуку», с первого раза поступил. После окончания училища выпускника Форостенко зачислили в труппу Вахтанговского, а туда приглашали только тех, кто по таланту и, как говорится, по группе крови (набор личностных качеств) подходил Вахтанговскому.

Я пришел в золотую пору, когда театром руководил Рубен Николаевич Симонов. Удивительная атмосфера тогда была, счастливая. Это была семья, дом, если у кого-то были проблемы, всем театром их решали. Если кому-то надо было помочь, весь театр принимал участие.

Форостенко сразу входит в репертуар. В «Принцессе Турандот» он сидел среди мудрецов Дивана, не подозревая, что спустя годы сделает карьеру в легендарном спектакле — дорастет до императора Альтоума, — это раз. А два — в середине 90-х станет режиссером восстановления знаменитой постановки Рубена Симонова.

Он же подготовит уникальную «Турандот» — к 75-летию Вахтанговского, потому что Олег Николаевич помнил весь спектакль наизусть. Ее исключительность заключалась в том, что на сцену в тот вечер вышли все первые исполнители постановки 1963 года. В зрелом возрасте, уже признанные, обласканные, награжденные всевозможными премиями любимцы публики — Василий Лановой, Юлия Борисова, Юрий Яковлев, Михаил Ульянов, Людмила Максакова, Екатерина Райкина, Эрик Зорин, прилетевший на спектакль из США. Не было только Николая Гриценко, который ушел из жизни в 1979 году: блистательный Тарталья закончит свой земной путь, увы, в сумасшедшем доме.

Этот спектакль невозможно забыть — его сыграли всего два раза. И все плакали — кто стоял на сцене и за кулисами… И кто был тогда в зале. Все понимали, что такого больше не повторится.

— Столько сыграно ролей, а какая из них самая любимая?

— Была у меня любимая роль в спектакле «Веселые парни», который мы играли с Юрием Васильевичем Яковлевым. Веселый был спектакль. Сейчас люблю постановку по Цвейгу «Незримая коллекция» (реж. Владимир Бильдиян. — М.Р.). В «Царе Эдипе» у Туминаса люблю свою небольшую роль Вестника, который приносит долгожданную, но трагическую весть…

Сегодня у него восемь ролей в премьерных спектаклях и постановках последних лет. А еще Олег Николаевич известен как виртуоз дубляжа — за плечами сотни картин. Его голосом говорят в основном комики — во французском кино Луи де Фюнес и Пьер Ришар, в американском — Дастин Хоффман и Джим Керри.

«Голос» Луи де Фюнеса и Пьера Ришара: старейший вахтанговец отмечает юбилей

Думаю, такой список не случаен: с комическими персонажами отлично справляются те, у кого все в порядке с чувством юмора. У Олега Форостенко с ним все в порядке. Много лет он входил в команду артистов, кто каждый год готовил и участвовал в капустниках Вахтанговского театра, которые во все времена считались лучшими в театральной Москве.

Один из его номеров вообще стал классикой и как раритет передавался от одного актерского поколения к другому. Олег Николаевич, как чеховский Ванька Жуков, читал письмо, адресованное первому ректору Щукинского училища Борису Захаве: «Дорогой дедушка, Борис Евгеньевич, забери меня отсюда…» — то есть из Вахтанговского. Кстати, именно голосом Форостенко говорит Борис Захава и в аудиоспектакле-променаде «Вахтангов. Путь к Турандот», подготовленном к 100-летию театра.

— Дубляж — это вообще-то обычная актерская работа, а вовсе не что-то необыкновенное. Луи де Фюнес, например, очень быстро говорит, и в этом основная сложность. Надо быстро говорить, быстро соображать и реагировать. Я озвучивал его жандармскую серию. У Ришара — первую «Игрушку», и «Маску» с Джимом Керри озвучивал. Мультсериал про Симпсонов озвучивал, но в последний раз отказался — не нравятся мне их мультфильмы.

Технически сегодня заниматься озвучанием значительно проще, чем 40 лет назад, когда крутили ролик, и ты должен был точно попасть в артикуляцию западного или американского артиста. А в последние годы, если я видел, что не попадал, ребята меня успокаивали: «Не волнуйтесь, Олег Николаевич, здесь уберем, здесь подтянем на компьютере — все будет о’кей».

«Голос» Луи де Фюнеса и Пьера Ришара: старейший вахтанговец отмечает юбилей Ромул, «Антиквар Аполлион», 2020. Режиссёр-постановщик — Уланбек Баялиев.

— Столько лет в актерской профессии. Это тяжело? Не в шахте, конечно, работать, но побочка у нее серьезная, иногда необратимая.

— Знаешь, я сам иногда задумываюсь: а что она такое? Желание убежать от действительности? Может, и так. А с другой стороны, как один мудрый человек сказал, что театр — это кафедра, с которой можно сказать много доброго. Но что я еще могу сказать? Я же артист, широко известный в узких кругах.

Это его любимая фраза. Но одна она, сказанная представителем, может быть, самой амбициозной и по этой причине часто изломанной профессии, говорит многое о человеке. Что он адекватен в оценке себя, с прекрасным чувством юмора и профессионального достоинства. Который точно знает, что звезда может засиять только в окружении хороших артистов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *